Олег Иванов: Сыграл за сборную – и расстроился

Полузащитник «Терека»
Олег Иванов в интервью
Sovsport.ru рассказал о сборной России и об интересе к своей персоне со стороны других
клубов.

«ЕСЛИ ВСЕМ СТАНЕТ ЛЕГЧЕ, ГОТОВ ПОВТОРИТЬ ФОРМУЛИРОВКУ СЛУЦКОГО» 

— Сборная в Турции, а вы
в нашей редакции…
— Наверное, потому, что вы больше хотели видеть меня
здесь, чем там! Если серьезно, тренер сделал правильный выбор – пока есть
время, надо смотреть новых людей. Известно, на что способны те, кого вызывали
раньше. Есть ребята, которые через матчи и подготовку к 2018 году могут стать
лидерами.

— А есть ребята?
— Есть. Много талантливых игроков в возрасте от 15 до
18 лет. Жаль, потом они куда-то пропадают. Нет системы перехода от детского
футбола к взрослому.

— Чемпионат мира
«послезавтра». Где взять защитников?
— Есть у нас защитники. Тот же Васин, если
бы он в свое время не пересидел в ЦСКА. СеменовНовосельцев.
У нас постоянно играла одна пара центральных защитников, и не было ротации. Все
время вызвали Леху Березуцкого, а в сборной он первым выходил на
замену.

— Кому не повезло
родиться в эпоху Игнашевича — Березуцких?
— Денису Колодину. Получил травму, пришел
новый тренер. Раз — и нет человека. Я всегда говорю — нет плохих футболистов,
есть свои тренеры и свои команды. Тренерам лучше купить готового легионера, чем
выращивать молодого, а тот сначала сидит на лавке, потом идет в первую лигу. Я
сам попал туда в 17 лет, там был такой футболист Беслан Гублия. Я
мяч на грудь принял – две его ноги пролетели рядом со мной. В тот миг я понял,
что такое первая лига. Мужики зарабатывали деньги. Ошибешься – в раздевалке
могли и по шапке дать.

— Среди чеченских футболистов
есть кандидаты в сборную?
— Чтобы понять, надо вызвать и посмотреть человека.
Тот же Ризван Уциев. Я не говорю, что он готов сразу же играть на
правом фланге. Понятно, что там есть СмольниковФернандесШишкин.

— Вы осознаете свою
уникальность – ездили на два чемпионата Европы, но не сыграли ни минуты?
— Раньше был уникальней, когда не было ни одного матча
за сборную. А тут сыграл пару матчей и расстроился.

— Ценим ваш юмор, но
грустного в этой теме, наверное, больше?
— В 2008-м не было грустно — в 20 лет попасть на такой
праздник! А сейчас – да, сильно расстроился. Хотелось попробовать себя на
высоком уровне.

— Перед Евро-2016 вы
сыграли против чехов и сербов. Чего тогда не хватило, чтобы проявить себя ярче?
— Когда с тренерами разбирали игру, серьезных
претензий ко мне не было. Играли на фоне усталости, была цель – «перешагнуть»
через нагрузки и еще добавить в этом компоненте.

— Как вам партнер по
сборной Роман Нойштедтер?
— Обученный уверенный в себе футболист. Видно, что
парень играет в Европе. Опять же – он приехал, потренировался, ни одного
полного матча не сыграл и сразу в составе на Евро!

— Вы готовы вслед за
Леонидом Слуцким повторить известную формулировку, относящуюся к команде?
-​ Если кому-то от этого станет легче, я могу
поддержать ребят и повторить. Провалились, факт. А чего вы ждали от сборной? 

— Хотя бы высокой самоотдачи…
— Мне кажется, именно за счет этого мы и хотели добавить. У нас не
получилось.

— Вы не ходили к
Слуцкому после вылета с Евро?
— Нет. Прилетели, попрощался с ребятами, пошел спать.

— Наш эксперт Евгений
Ловчев, говоря о вас, часто повторяет: у Иванова в «Тереке» немного тепличные
условия. Партнеры всегда доставляют ему мяч, есть время подумать, сделать
передачу. А в сборной такого нет.
— Я в сборной ни разу не играл на своей позиции.

— И все же есть такое в
«Тереке»: «Не знаешь, что делать с мячом, — отдай Иванову»?
— У ребят надо спрашивать. Но вот с Маурисио и ныне
травмированным Адилсоном у нас действительно сложилось прекрасное
взаимопонимание. Понимали друг друга с полуслова. Потому и не удивился, когда
Маурисио заиграл в «Зените». Эти ребята — высокого уровня.

«КОГДА ВЕДЕШЬ 4:0, МОГУТ И ДРАКИ ЗАВЯЗАТЬСЯ»

— Про защитников
поговорили, а про вашу позицию — нет. После вас и Аршавина нет ярких ребят, кто
бы в центре поля что-то придумывал. Почему так происходит? Есть версия, что
охоту сочинять, отдавать нестандартные передачи, отбивают еще в
детско-юношеском футболе.
— У нас такого не было. Когда мы уже совсем
заигрывались, тренер Николай Иванович Паршин мог крикнуть: «Не отдавай мяч
никому до следующей среды!» Но нам никогда не говорили: мол, сядешь на лавку и
больше играть не будешь.

— Ваша версия, почему не
появляются хорошие полузащитники?
— Надо смотреть, может в детско-юношеских школах и
правда отбивают желание нестандартно мыслить.

— В спартаковской не
отбивают?
— Нет, у нас такого не было.

— В каком возрасте вам
начали давать тактику?
— Мы много ездили по Европе, до 14 лет на клубном
уровне среди школ абсолютно все выигрывали. Потом приезжали в возрасте 15 лет и
уже из группы не выходили.

— Видели ролик про
детского тренера, который кричал на игроков, что нужно «играть в кость»?
— Таких роликов много. В нашей школе подобного не
случалось, повезло с детскими тренерами.

— А против вас грубо
играли?
— Бывало, конечно. Например, когда ездили за сборную
Москвы играть. Когда ведешь 4:0, могут и драки завязаться. Но это нормально,
эмоции.

«БЫЛО ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТ
ЦСКА»

— Были предложения о
трансфере, от которых вы отказались?
— У меня были две возможности уйти из «Терека». Но тут
не все от меня зависело. Скорее, от клуба.

— «Терек» не отпустил?
— Нет, другая сторона не проявила сильного желания.

— Клуб из России?
— Да.

— Это был ЦСКА? Или это
слухи?
— Не слухи. Что не срослось? Предложение было. Даже
два. Но до завершающей стадии так и не дошло. Покупатели хотели, чтобы я сам
инициировал этот вопрос.

— И вы обращались к
руководству «Терека»?
— Дважды или трижды. Мне резонно дали понять: если
тебя хотят купить, пусть обращаются напрямую в клуб.

— У вас в контракте
прописана сумма отступных?
— Да, около трех миллионов евро. Но знаю, если бы была
реальная возможность уйти, подошел бы к президенту «Терека» Магомеду Даудову,
он бы меня за очень разумные деньги отпустил.

— Когда заканчивается
ваш контракт?
— Следующим летом.

— За год обычно заходят
разговоры о продлении. И начинает их клуб, если он заинтересован.
— Пока только в прессе читал о каких-то предложениях.
Со мной никто из клуба на эту тему не говорил.

— И как реагируете на
это?
— Задумываюсь, нужен я или нет. Наверное, просто
заняты люди пока. Или знают, что никому особо не пригожусь. Рассчитывают, что
потом подпишу.

«ДА КОМУ Я НУЖЕН?»

— Что случилось с
Рашидом Рахимовым?
— Как со сборов прилетели, ему стало плохо, какая-то
инфекция, пока не могут понять. Я особенно не вникал, но когда общался с
тренером, было ясно, что он себя плохо чувствует. После «Локомотива» состояние
еще хуже стало. После игры сидел бледный, еще под дождем весь матч простоял.
Когда его отпустило, прилетел в Москву на обследование, сейчас в Вене.

— Диагноз есть?
— Не могут понять. У меня похожее было в том сезоне,
температура стояла 37,2. Я все анализы сдал, ничего не нашли, все прошло в
течение месяца.

— Вы все в Кисловодске
живете?
— Нет, уже второй сезон в Грозном, в гостинице.

— Привыкли?
— Кормят, стирают, и нормально.

— Чеченскую кухню, жижиг
галнаш, освоили?
— Ни разу не пробовал.

— Вообще не интересно
поэкспериментировать?
— Нет, взвешивают часто. Я вообще спокоен по отношению
к еде, не привередливый. Сделали спагетти, посыпал сыром, съел и пошел спать.

— Вам же лишний вес не
грозит. Почему бы не попробовать новые блюда?
— Как не грозит? Раньше игровой вес был 92 кг, даже
стыдно говорить. Когда я пришел после «Крыльев Советов» в «Терек», Станислав
Черчесов 
спросил про вес. Сказал, что 92. Он в ответ: «Что ты мне
рассказываешь? Не буду тебя штрафовать, сам поймешь, что не 92». В итоге через
месяца 3-4 я весил уже 84 кг.

— Выходной день в
Грозном. Как вы его проводите?
— Проснулся. Взял билет на самолет до Москвы, полетел
к семье.

— А если билетов нет?
— Берем такси, едем в Минеральные Воды, берем билет на
самолет, летим в Москву.

— Вдруг нелетная погода?
— Тогда на улице делать нечего, посижу в номере. Но
можно на рыбалку съездить, говорят, там озеро красивое. Просто в это лето
аномальная жара стояла, под 40 градусов.

— То есть погода все
время летная была.
— Да, поэтому я к семье выбирался. Даже когда выдается
один выходной, все равно лечу домой. Дети сильно скучают, да и жене тяжело
одной.

— Раз уж такая тяга к
семье, не думали поближе к Москве перебраться?
— Да кому я нужен?

— Почему бы вам семью в
Грозный не перевезти?
— Это можно. Но один ребенок занимается в школе ЦСКА,
нравится ему там. Потом через год ему в школу, сейчас в подготовительную группу
ходит. Когда дети были младше, семья жила со мной в Кисловодске, никаких
проблем не было.

— Что составляло досуг
тех же Маурисио или Адилсона? У вас есть Москва, а в Бразилию на выходных не
слетаешь.
— В Европе легионеры часто бывают. В Москву
наведываются, в Дубай, Турцию, на Кипр.

«НИ В ФНЛ, НИ В ПФЛ ИГРАТЬ НЕ БУДУ»

— Вам 30 лет.
Потенциально готовы завершать карьеру во втором дивизионе?
— Ни в ФНЛ, ни в ПФЛ играть не буду. Как перестану
быть нужным в РФПЛ, сразу закончу.

— Значит, в планах есть
что-то еще?
— Да, мне интересно было бы поработать тренером.
Именно тренером, а не менеджером, к примеру.

— Тетрадочки вели с
записями установок своих наставников?
— Все в голове. Было, за кем запоминать. Скала,
Яковенко, — долго можно перечислять.

— Черчесов занятия
Романцева фиксировал в блокнот.
— Теперь понятно, откуда такой интересный
тренировочный процесс. А у меня память хорошая.

— Тренерскую карьеру
начнете в собственной школе?
— Посмотрим. Сейчас просто захожу при любой
возможности, занимаюсь с детишками.

— Что за проект?
— Жена сказала — надо открыть школу. Я открыл.

— Если скажет открыть
ресторан…
— И его открою. Сначала не прислушивался к ней, потом
подумал — почему нет? Заказал форму, арендовал манеж в Москве. Набрал мальчишек
человек 30, разных возрастов, во время тренировки разбиваются на группы. Но
заявок было больше пятидесяти. В этом смысле понравился репортаж про исландский
футбол. Там женщина говорит: у них в школе две смены, 800 детей. Которых не
ругают, даже когда опаздывают. Наоборот, подбадривают: молодец, что приехал.
Вот и мне хочется, чтобы дети получали удовольствие от общения и игры. А там
видно будет.

— Вывеска «Школа Олега
Иванова» есть?
— Уже повесили. Четыре тренера, занятия по вторникам и
четвергам.

— Обучение бесплатное?
— Берем деньги только для оплаты аренды манежа. Чтобы
зарабатывать на этом, нужно, наверное, человек 300-400 набирать. Или готовых
воспитанников продавать в клубы, но о таком я даже не задумывался пока.

«У КАЖДОГО СВОЯ ПРАВДА»

— В сборную вас, может,
еще и вызовут, но шанс невелик. Вы остались играть в «Тереке». Где вы берете
стимулы продолжать всем этим заниматься дальше?
— Стимул? Я просто полюбил футбол в детстве.

— Ну, матчи раз в
неделю, но каждый день выходить на тренировку, выкладываться на ней?
— Сейчас на каждой тренировке есть какой-то
соревновательный момент. Появляется азарт, заводишься, хочется забить, отдать.

— Азарт пробиться в
сборную еще есть?
— Есть. Хочу играть за сборную.

— «Терек» из года в год
вроде бы на что-то претендует, но в итоге все заканчивается примерно одинаково.
Это не раздражает?
— Да, тяжеловато. Понимаешь, что так и не выиграл за
карьеру каких-то титулов. Наверное, что-то где-то можно было бы изменить,
переиграть. Но пусть все течет так, как течет.

— Матч 2009 года «Терек»
— «Крылья Советов». Вы играли за самарцев. Приехали…
— Проиграли и уехали. А вообще, столько уже говорилось
про этот матч. Даже каких-то виновных вроде нашли… У каждого своя правда. Как
по мне, так обычная, нормальная игра была.

— А как это изнутри
смотрелось, с поля. Неужели не было каких-то подозрений, что кто-то не
добегает?
— Да нас даже на детекторе лжи проверяли. Вернулись в
Самару, через несколько дней люди из прокуратуры приезжали. Вроде, все
нормально было, никто не обманул. Меня просто допрашивали, без детектора.

«ХОЧУ ПРОЧИТАТЬ КНИГУ
БУБНОВА»

— Понятно, что вопрос, в
каком европейском чемпионате вы хотели бы поиграть, звучит утопично, но какая
зарубежная команда вам импонирует?
— Раньше нравился «Ливерпуль». Во времена, когда там
еще Джеррард играл, они Лигу чемпионов брали. Подкупало то, что они всегда
бились до конца, какой бы счет ни был. А в игровом плане – «Манчестер Юнайтед»
тоже тех времен, «Барселона». Все как у всех, наверное. Но сейчас особо много
европейский футбол не смотрю. Когда на базу заедешь, российский чемпионат
пощелкаешь, и все. Хочется и фильмы поглядеть, сериалы, книгу почитать. А то
уже голова начинает пухнуть.

— А что последнее
прочитали, кстати?
— Книгу про Тайсона, «Беспощадная истина». До этого –
«Не сломленный», про Мухаммеда Али. Нравятся биографии. Сейчас вот хочу книгу
Бубнова прочитать.

— Часто ли заходит в
раздевалку президент Чечни?
— Последний раз – года два назад. И в том же сезоне
приезжал на тренировку.

— Сколько у вас
накопилось подарочных автомобилей?
— У меня – ни одного.

— А какие-нибудь
экзотические подарки?
— Президент клуба, Магомед Даудов, подарил часы.
Хорошие.

— Носите?
— Нет.

— Почему?
— Привык к старым. И потом, где мне в них ходить? В
комнате в Грозном? Я спокойно отношусь к таким вещам. Наверное, переболел уже.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top