«Победите 2:0 – но они забьют первыми». Воспоминания Сергея Микулика

В преддверии матча Россия – Кот-Д’Ивуар
обозреватель «Советского спорта»
отправился вплавь по африканским волнам
своей памяти.

ТИШИНА

Что-то в последнее время спортивные
начальники разных мастей, словно
сговорившись, принялись рассказывать,
как неправильно относится наша пресса
к предстоящему чемпионату мира по
футболу. Мало, дескать, доброго к нему
расположения (а ведь такая гигантская
работа проводится по доводке стадионов,
и вообще!) — футбол наш нужно любить и
хвалить, поскольку он этого полностью
заслуживает. И еще говорят, что сборная
от такого отношения тоже сильно страдает.

А мы ведь и рады приблизить праздник!
Только он все как-то отодвигается: к
примеру, новый стадион «Зенита»
вроде и сдан в эксплуатацию, но в футбол
на нем отчего-то не играют. Если по
документам арена перестала вибрировать,
может, туда «Зенит-2», как кошку, для
начала запустить? Люди ходили бы на
резерв, как на экскурсию, и цифры
посещаемости ФНЛ радовали бы начальственный
глаз.

Что же до сборной, то текущий рейтинг
ФИФА без нашей помощи составляется. И
каким бы он ни был антироссийски
придуманным, команда должна помочь себе
сама. Как пыталась она сделать это
прежде. И почти помогала…

Вот попросила редакция вспомнить лучшие
матчи сборной России против африканских
команд – и сразу на ум пришли легендарные
6:1 с Камеруном в 1994-м. Хотя подготовка к
той кровавой драме проходила в самой
что ни на есть гнетущей атмосфере —
защищавший тогда ворота Станислав
Черчесов
не даст соврать. До этого
ведь случилось поражение от шведов —
1:3, похоронившее, казалось, все надежды
на выход из группы. А раньше был знаменитый
заход в раздевалку премьер-министра
Черномырдина, когда Виктор Степанович
в своем фирменном диалекте сказал, что
видел ночью сон — вы побеждаете 2:0, но
при этом они забьют первыми! Команда не
поняла такого юмора — и проиграла.

Я жил тогда напротив базы сборной, в
калифорнийском местечке Шаминад, и
ходил туда каждый день, как на работу:
Пал Федорыч Садырин один раз
представил меня главному охраннику
Биллу, и этого было достаточно. Вот и
после шведов я и постучал в номер главного
тренера.

— Что, пришел проведать бывшего тренера
сборной? Ну, заходи — холодильник работает,
Садырин был как всегда радушен. — Только
Черномырдина сегодня нет, чушь нести
некому. Это, наверное, был последний
начальник такого уровня, кто мне руку
пожал. Когда бразильцам проиграли –
все звонили, подбадривали, советовали
что-то. А сейчас — тишина. Они для себя
меня заранее сняли. Но ничего, мы еще с
Камеруном пошуметь попробуем.

Ребусы Черчесова. Михаил Борзыкин – о защитниках сборной

ПИВО ВО ЛЬДУ

Чем дальше та игра уходит в историю, тем
больше небылиц о ней приходится слышать.
Якобы какие-то азиатские воротилы
тотолизатора ходили вокруг команды,
сманивали ее деньгами, параллельно
работая и с Камеруном… За африканцев
ответить не готов — там точно свечку не
держал, но крайне сомневаюсь, чтобы
тренировавший их Анри Мишель мог
на что-то подобное пойти. Они сыграли
боевую ничью с теми же шведами, и победа
над Россией гарантировала им выход из
группы с третьего места.

На нашей же территории никого с чемоданами
денег замечено не было. Ставки? Но пять
мячей за игру на чемпионатах мира, как
это сделал Саленко, даже из самых
звездных футболистов не забивал никто
и никогда — а наша сборная в первых двух
матчах сподобилась ровно на один гол.
С пенальти. Кто и с какого перепугу стал
бы на нее «заряжать»? Особенно —
персонально на Саленко, с которым Садырин
поругался после Швеции из-за того, что
форвард вышел играть в бутсах не спонсора
сборной?

Так что хлопнуть дверью предстояло
исключительно своими силами. И все дни
подготовки к третьей игре проходили
под девизом: «А зачем мы вообще сюда
приехали — показать, что хуже всех?».
Садырин и его штаб никогда не были
приверженцами накачек «вы должны, вы
обязаны», но надавить на точки самолюбия
умели. Ну, и с составом оптимальным
удалось определиться, получается, уже
к последнему групповому матчу.

Можете пересмотреть его — там и речи нет
ни о каких поддавках. Да, хет-трик Саленко
в первом тайме. Но вышедший после перерыва
Роже Милла чуть ли не первым касанием
отыгрывает мяч, и тут же нам чудом не
забивают второй. Но – не забивают!

Все-таки это все-таки был наш лучший
день на всех российских чемпионатах
мира. Олега тогда забрали на допинг-контроль
— и кажется, что жребием кто-то руководил
— как такого забивалу не проверить!
Садырин сиял — помирать, так с музыкой!
Но победа с такой разницей оставляла
шансы и на продолжение — странные игры
начались как раз в два последних групповых
дня, когда наши могли уже только бессильно
материться у телевизора.

А Саленко, когда «отстрелялся» на
допинге и прибыл в сопровождении доктора
Мышалова на базу, сказал: о рекорде узнал
только после пятого гола и объявления
о нем диктора по стадиону. Я ждал его на
интервью и обрадовал известием о том,
что Пал Федорыч разрешил всем на ужине
пива. Тут как раз поднесли свежую упаковку
во льду. «Так давай ее всю в номер и
заберем — не каждый же день такие рекорды
удаются?» — предложил Олег.

Тест для России, экзамен для Кот-Д’ивуара

ДВА СЧАСТЛИВЫХ ДНЯ

Мы проболтали с ним всю ночь — и временами
мне хотелось себя ущипнуть. Еще вчера
все было, казалось, хуже некуда, а сейчас
я спрашиваю у этого парня, с которым
познакомился десять лет назад на уроке
географии в его спецклассе ленинградской
школы «Смена» : а достать Жюста
Фонтэна
с его тринадцатью голами за
чемпионат — это вообще реально? И Олег
не крутит пальцем у виска, а озорно
подмигивает: вот если пройдем дальше,
то и посмотрим, и протягивает мне новый
бокал. В итоге под утро сошлись на том,
что Фонтэн, пожалуй, все же недостижим,
но вот четырнадцать мячей Герда Мюллера
за два чемпионата потянуть можно. И если
бы четырьмя годами ранее Лобановский
взял Саленко в Италию да поставил в пару
к Протасову

А какой бомонд собрался на следующий
день на базе под обед! Пал Палыч Бородин,
Шамиль Тарпищев, министр спорта
Юрий Портнов — только Черномырдина
не было. А сколько агентов, еще вчера
работавших лишь с хоккеистами, слетелись
убеждать Саленко, что с Испанией и вообще
с Европой ему нужно срочно завязывать,
ведь он одним матчем сделался в Америке
лицом соккера — и это теперь до самого
конца карьеры! А сколько микрофонов и
камер ждали рекордсмена! И вообще, как
ни пафосно прозвучит, было ощущение,
что сборная твоей страны сотворила
что-то по-настоящему значительное для
всего мирового футбола.

…До сих пор жаль, что сказке той было
отпущено лишь два дня счастливой жизни.

Голосование: Как завершится матч Россия – Кот-д’Ивуар?

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top